Братья Рябушинские: жизнь после смерти. Бегство из «Третьего Рима».

Статья-исследование историка Анны Эспарсы о жизни и судьбе братьев Рябушинских,

Братья Рябушинские. Верхний ряд, слева направо: Николай, Михаил, Павел. Нижний ряд: Владимир, Федор, Дмитрий, Степан.

Что я? Обломок старинных обид, Дротик, упавший в траву. Умер воитель народов Атрид, — Я же, ничтожный живу.   Манит прозрачность глубоких озёр, Смотрит с укором заря. Тягостен, тягостен этот позор — Жить, потерявши царя! (Н. Гумилёв)

Становление предпринимательской династии Рябушинских — это запечатленная в лицах история России последнего века правления Романовых. В начале XIX столетия братья-старообрядцы Василий и Павел Рябушинские открывают несколько текстильных фабрик. В это же время свои предприятия начинает семья Арманд, тогда же первый Савва из рода Морозовых сколачивает свой тысячный капитал. Все впоследствии именитые купеческие фамилии обретают своё дело именно в Москве. О городе, который когда-то провозгласили «Третьим Римом», писал в эти же годы восторженно поэт:   Процветай же славой вечной,  Город храмов и палат! Град срединный, град сердечный, Коренной России град!   Чувства родства, преемственности, созидания и верности данному купеческому слову отличали московских предпринимателей. Благодаря их социальному служению, Москва с каждым годом становилась все богаче и красивее. Владимир Рябушинский в книге «Старообрядчество и русское религиозное чувство» напишет: «Каждый молодец на свой образец; у каждого молодца, кроме его дела, есть ещё что-то, чем он занимается со страстью». В конце XIX века семейные предприятия унаследовали восемь сыновей Рябушинских, среди которых каждый был не только блестяще образован, верен делу семьи, но и затрачивал немало сил и личного времени на служение своим идеалам. Дмитрий Рябушинский в возрасте 22-х лет основал первый в Европе Аэродинамический институт в подмосковном Кучино. Молодой предприниматель написал лично письмо профессору Московского Университета Н.Е. Жуковскому с просьбой возглавить научную работу института. Именно в Кучине во время Первой мировой войны строились и испытывались новые виды вооружения. Спустя несколько десятилетий Дмитрий Рябушинский станет одним из самых авторитетных ученых в области гидроаэродинамики, получит звание члена-корреспондента Французской Академии Наук. Недавно в архивах я обнаружила письмо, написанное именитым авиаконструктором Игорем Сикорским Дмитрию Рябушинскому, в котором Игорь Иванович прямо заявляет, что ни одно великое изобретение в области гидроародинамики не получило бы своего рождения без деятельной помощи и личного участия Дмитрия Рябушинского. Ещё одна показательная жизненная веха — когда Дмитрий Рябушинский бежал из захваченной большевиками России, первым, кто предложил ему свой дом, был известный учёный Нильс Бор, который бесконечно уважал вклад русского предпринимателя в развитие мировой науки. Другой брат — Фёдор Рябушинский — прожил совсем немного лет, но его имя навсегда вписано в историю Русского Географического Общества. Фёдор Рябушинский в 1904 году, будучи 17-летним юношей, задумал организовать экспедицию на Камчатку. Для того, чтобы подготовиться к исследованию неизученного ранее и крайне отдалённого региона, он обратился с просьбой к профессору Ивановскому прочитать подробный курс по географии, этнографии и антропологии Сибири. Из своих личных средств Фёдор Рябушинский ассигновал 200 тысяч рублей на экспедицию. Ещё один брат — Владимир Рябушинский окончил с отличием Гейдельбергский университет, основал газету «Утро России», прославился как талантливый эссеист. После вступления России в Первую мировую войну ушёл добровольцем на фронт, на призывном пункте обозначил своё настоятельное желание «служить, не взирая на известность фамилии». За храбрость в бою награждён Георгиевским крестом. Прошёл всю войну: с августа 1914 года по февраль 1918. Затем воевал в Гражданской войне на стороне белых. Написал несколько книг, а в 1927 году в Париже основал и возглавил общество «Икона». Николай Рябушинский был покровителем искусств. Издавал ежемесячный журнал «Золотое руно», был организатором выставок «Голубая роза». Именно благодаря финансовой поддержке Николая Рябушинского такое направление в русском искусстве, как символизм, получило развитие. Художники К.А. Сомов, Е.Е. Лансере, Л.С. Бакст, А.Н. Бенуа получали ежегодные гранты от мецената Николая Рябушинского. Он же придумал проект «Дворца искусств» для проведения выставок и художественных аукционов. Но успел реализовать лишь постройку виллы «Чёрный лебедь» с вольерами для тигров и львов. Это место стало излюбленным салоном художников и поэтов-символистов. Там, среди символических миражей, отравленных стрел аборигенов, вывезенных из таинственного континента Австралии, расписных драконов с экзотических островов формировалось декадентское искусство начало XX столетия. Конечно, наиболее известным из братьев Рябушинских для мира искусства является Степан. Именно Степан Рябушинский посвятил всю свою жизнь формированию коллекции икон. К 1914-му году его коллекция оценивалась как наиболее полная и ценная. Степан Рябушинский великолепно знал историю искусств, был прекрасным оценщиком предметов искусства, открыл несколько реставрационных мастерских. Степана Рябушинского связывали дружеские отношения с архитектором Фёдором Шехтелем, который в начале века построил для предпринимателя и мецената красивейший особняк в стиле северного модерна. В самом центре Москвы, на Малой Никитской улице, появился дом, подобия которому нет и не было в мире: здесь и лестница-волна, и диковинное ожерелье комнат-морских раковин и тайная старообрядческая церковь. Богатейшие, знаменитые предприниматели и меценаты Рябушинские после 1917-го года были вынуждены покинуть Россию. Судьбы братьев сложились в эмиграции по-разному, но скорбь о покинутой империи «Третьего Рима» была едина. Книга Владимира Рябушинского, изданная в Париже, начиналась со слов: «Ввиду скудности средств и необходимости поэтому выгадывать на бумаге пришлось иногда жертвовать твёрдым знаком…». Брат Николай бедствовал и странствовал по домам французских друзей, дабы обеспечить себе ночлег и достойный обед. Когда же умер в 1942 году Степан Рябушинский, ни у кого из братьев не было денег на похороны. Вдова распродавала последние вещи, чтобы провести церемонию прощания с некогда богатейшим человеком Российской империи. Но, как известно, великие дела переживают их создателей. Добро — не наука, а действие. Именно деятельной жизнью, неиссякаемой любознательностью к жизни отмечены судьбы братьев Рябушинских, а потому для них нет ни смерти, ни забвения.

Автор статьи — историк Анна Эспарса

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: