Газета «Труд»: Ван Гог как новенький

Фрагмент картины "Ночной пейзаж", авторство которой долгое время приписывали Льву Лагорио.

«Дом иконы» привлек внимание к фальсификациям в живописи

В Москве в музее «Дом иконы» идет выставка поддельных шедевров русской живописи середины XIX — начала XX века. Экспозиция напомнила о масштабе и остроте проблемы подделок в искусстве, к борьбе с которыми, как выяснил «Труд», российское законодательство оказалось не готово.

История выставки в «Доме иконы» такова: его директор Надежда Губина с коллекционером русской живописи второй половины XIX века Игорем Возяковым, захотели показать собрание публике, а перед тем сделать повторную экспертизу экспонатов. Результаты удручили: почти все вещи, носившие имена художников первого ряда — Айвазовского, Коровина, Горбатова, Лагорио, Кустодиева, Семирадского, — оказались подделками. Тогда устроители решили использовать выставку, чтобы привлечь внимание к проблеме фальсификаций.

О том, какие подводные камни таит в себе экспертиза полотен, говорит, например, история картины «Корабль у пристани». В 2004 году специалисты Государственной Третьяковской галереи Галина Чурак и Лидия Гладкова признали ее работой прославленного мариниста Алексея Боголюбова, но в феврале 2012 года эти же ученые — правда, уже как представители Научно-исследовательской независимой экспертизы имени Третьякова (директор — Александр Чвала) — пришли к выводу, что картина принадлежит неизвестному художнику. Дело в том, что за 8 лет база данных о Боголюбове расширилась, и это позволило разглядеть в полотне черты, чуждые манере художника.

Вместе с тем проблемой является отсутствие прописанной в законах ответственности экспертов за их заключения. Не утвержден у нас как обязательный документ и паспорт провенанса (происхождения вещи), без которого на Западе невозможно купить предмет искусства. Российские владельцы картин не всегда страхуют их. А ведь страховые агенты, помимо всего прочего, являются теми «дождевыми червяками», которые роют почву в направлении выявления подделки. Не установлен у нас и срок давности экспертизы — в музеях немало вещей, атрибуция которых была проведена еще в 40-х годах прошлого века давно устаревшими методами.

Так что диалог между специалистом аукционного дома Sotheby’s и покупателем: «Вы даете гарантию, что эта картина подлинная?» — «Да, гарантия — два года» — вовсе не анекдот, а реальность.

Какие подделки труднее всего распознать? Отвечает Александр Чвала: «Те, что сделаны 100-150 лет назад. Те же краски, холст, что у подлинника, да и сами вещи состарились естественным образом. Среди русских живописцев чаще всего подделывают Владимира Маковского, Юлия Клевера, Бориса Кустодиева».

Коллекционеры возлагают большие надежды на новый состав Министерства культуры. Совместно с ним изменения в законодательстве предполагается вынести на обсуждение уже в сентябре. Тем временем все большее распространение получает экзотическая, на первый взгляд, идея: официально признать подделку видом искусства. То есть продавать картины «под Ван Гога», «под Маковского» и т.п. Есть же мастеровитые художники, лишенные собственной индивидуальности, — как раз из их среды и рекрутируются обычно фальсификаторы. А так их бизнес стал бы легальным. Но, разумеется, цены на такие вещи должны быть намного ниже, чем на подлинные шедевры.

Юлия Алексашина №, 27 Июля 2012г.

 газета «Труд»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: